section

Мыс Грозный

Бизнес-портал Тонсах в Южно-Сахалинске

Вечером 29 апреля до меня дозвонился старый знакомый по Итурупу Саша Долженко, ныне обитающий в Корсакове, и осведомился, не хочет ли глубокоуважаемый сэр прокатиться в сторону мыса Грозный на предмет пригодности для проезда дороги, ведущей в те места.

С учетом того, что во все предыдущие дни этот самый сэр пахал как папа Карло, удовлетворяя все возрастающие потребности частных лиц и организаций по оклейке авто различными словами и изображениями, ответ был утвердительным… 

С утра тридцатого погода была в меру мерзковатой. Небо затянули легкие тучки, но как любит говорить Сахгидромет — без существенных осадков. После залива в бак солярки и упаковывания в мой «Пепелац ПЖ» всего необходимого взят генеральный курс на Корсаков.

Саня уже ожидал меня возле дома и экспедиция двинулась в путь. Спокойная дорожная обстановка и неспешный обмен мнениями на разные возле — политические темы существенно сократили дорогу. Обогнув Буссе, привычно попрыгали на малой скорости по колдобинам Прибрежного, мимо рыбаков, плотно облепивших прибрежные протоки и речки, впадающие в лагуну Буссе, и поднявшись на первый увал, двинули в сторону мыса Грозный.

Легкое предчувствие ненужности затеи появилось на первой же прямой стометровке, когда чтобы пройти по снегу пришлось включать передок, и превратилось в четкую уверенность, когда «Пепелац» уперся нюхом в поясной сугроб на месте, где должна была лежать дорога. Конца сугробу видно не было. Русские обычно не сдаются. Но не в этом случае...

Кац предложил сдаться...

Возвращаться «веселыми и довольными» с полной неудачей из разведки не хотелось. Поэтому было принято решение прокатиться по старым местам в сторону Новикова оттуда к Южной заставе, и на обратном пути завернуть на угольно — германиевую шахту и полазить по тем местам… Сказано –сделано.  Заехав по дороге в новиковский магазин и прикупив продуктов, в число коих входила свежеиспеченная  булка белого хлеба, двинули на «два брата». Как только отъехали на полкилометра от поселка, практически одновременно увидали мирно пасущегося у дороги  метрах в 15 от нас медведя, на вид примерно трехлетка. Я с воплем: «Сиди Саня, не выходи я ща объектив поменяю!», — выскочил из пепелаца и лихорадочно зашарил в кофре. Саня, не обратив на мои слова никакого внимания, с доброй улыбкой отломил полбулки хлеба и со словами «Миша-миша…» стал вылезать из машины.  Медведь, до этого мирно роющий корешки и не обращавший на нас внимания занервничал, и не обращая никакого внимания на ласковые Сашины призывы в припрыжку поскакал к лесу. Так что, поставленный наконец 200-мм –вый объектив отобразил только его заднюю часть с приличной дистанции. Резоны медведя понять можно. Много по Сахалину разных людей ходит. А шкура одна…

 

Наш «Миша-Миша»  

 

 

Проехавший мимо нас к сельскому кладбищу кореец поглядел на нас, как на идиотов.  Не исключаю, что для него ежедневная встреча с медведем по дороге на кладбище – просто одна из деталей интерьера….

Доехав до «двух братьев» увидели кучу припаркованных на обочине легковых авто, а протянув чуть дальше, поняли,  почему они никуда не едут.

На дороге образовалась промоина  с осыпью в сторону отлива, и машину могло стащить с высоты метров четырех вниз…. Включили мозги…

С помощью лопаты и какой-то физической матери мы за пять минут расширили дорожное полотно, отвоевав его у склона (убрали кусок осыпи). После этого проезд перестал выглядеть так суицидально.  Сфотографировались на фоне пары паводковых водопадов…

 

 

 

Внизу по отливу бежала колесная  колея, которую мы с высоты дороги приняли сначала за следы от квадроцикла.  Но оказалось что это не так. И есть на свете землепроходцы покруче, чем  два исследователя пространств рассекающих  на «Пепелаце ПЖ» достойного 95 года выпуска.

Проехав еще километра два, увидели «картину маслом». На отливе, закрепленный тросом за ближайшие камни, очевидно во избежание утаскивания в море при приливе, и превращения оного в подводную лодку, красочно сидел «паджеро» — коротыш. Хозяин его с лопатой целеустремленно рыл лопатою грунт возле машины у выложенных под  передними колесами досок.

Картину дополняла красочная тусовка из нескольких спортивно одетых мужчин и женщин, в числе коих я углядел знакомых — Володю и Ольгу Доможиловых. Они к посадке на грунт, очевидно, отношения не имели, но активно участвовали в процессе. Сбоку у берега горел костерок, свидетельствуя о том, что «сидение» «паджеро»  имеет место быть довольно долго, как бы не с ночи, возле него дамы баловались чем-то из кружек – скорее всего, чаем или кофе…

Колеса кандидата в подводные лодки, очевидно чтобы их было легко использовать как спасательные круги, были накачаны до парадно-шоссейного уровня, очевидно с целью поглубже погрузить их  в песок при езде по оному дорожному покрытию….

                                                                                                           

Коллегам было предложено два варианта решения проблемы:

 

Первый  — продолжать копать и готовиться к скорому погружению в воды Охотоморья.

Второй – приспустить колеса, отвязать аппарат от скал, зацепить трос нашей лебедки за задний крюк и попробовать свалить с этого, не предназначенного для автомобилей места.

Было принято второе предложение. Саня сел в кабину на тормоза, я размотал пульт лебедки, «Пепелац ПЖ» натужно клюнул носом, трос лебедки со скрежетом провернулся и за пятнадцать секунд вытащил песочного сидельца из ямы, которую он сам по собой вырыл.

Не надо оваций! Все люди – братья! Да здравствуют мир-труд–апрель и последующий  месяц май, в котором должно стать тепло!

На обратной дороге на Новиково заехали запечатлеться на бывший ковш.

От бетонных волноломов остались невнятные воспоминания, но уцелевшие кнехты говорят о том, что тут и вправду отстаивались суда.

По слухам, глубина в ковше была  метров 12-14, но нынче он очевидно занесен песком через дыры в волноломах…. 

Далее  не доезжая до Новикова, у развалин укрепрайона, превращенных ныне в большую помойку повернули по бетонке направо в сторону Птичьего.

Немного отвернув в сторону проехали к бывшей японской электростанции, которая по непроверенным слухам служила также и в качестве крематория. За достоверность не ручаюсь, но…

Фаллический символ незыблемой трубы из японского бетона как и раньше утверждает мощь микадо… Но с самим зданием все скучнее.

Широкие ступени ведут к провалившимся этажным полам, через которые внутрь здания проросли деревья. Внутрь не полез, сильно опасаясь клещей…

 

 

А береженного, как известно, Бог бережет…. Проехали по полевой дороге вдоль русла речки и завернули на бывший участок дойки. Когда-то здесь паслись коровы и давали молочко. Сейчас все плохо. Над полями мышкуют хищные птицы. Судя по следам помета, частые гости здесь только изюбри и братишки нашего Миши. На развалинах бывшего участка дойки запустение…

Возвращаемся и едем по грунтовке в сторону шахты.

Раньше в ней японцы добывали уголек и германиевую руду, которую пережигая, в виде золы, по слухам, «толкали» немцам и англосаксам.

Тем, кто хорошо учился в школе, не надо объяснять, что электронно-дырочные переходы первых транзисторов активно требовали германия в качестве сырья.  А еще чистого кремния, арсенида галлия и еще кое-чего редкоземельного….

После победы СССР и освобождения бывшего Карафуто от настырных японских разработчиков недр, победители продолжили разработку кардинальным, а именно карьерным способом.

Сооружения шахтно-карьерного управления сохранились и поныне. Хотя с 90-х годов  разработка карьеров была прекращена и они заполнились водой, образовав живописные голубые озера. Периодически разными юридическими и частными лицами предпринимаются попытки юзнуть сооружения в целях бизнеса.

 

Последний раз, по слухам, это была лесопилка, которая, после привлечения  пристального внимания прокуратуры прекратила свою деятельность,  как небезызвестные «Рога и копыта» незабвенного О. Бендера….  

Наша попытка объехать озеро слева была пресечена сугробом еще не протаявшего снега.

Поэтому мы вернулись и между озер проехали в сторону бывшего тротилового склада, который в советские времена охранялся бабушкой «божий одуванчик», поскольку времена тотального террора еще не рисовались даже на горизонте.

Ходят слухи, что в озера погружаться не след, дабы не остаться без наследства, но охотничий скрадок на берегу озера свидетельствует, что утки эти слухи игнорируют…

 

 

Вообще-то, если бы не постоянно ухудшающаяся погода  можно было бы поболтаться по окрестностям более предметно, но из Корсакова сообщили, что там уже дождь и мы решили не испытывать судьбу и потихоньку возвращаться.

Тем более, что мне надо было еще завезти Сашу домой, а самому добраться до Южного.

В качестве бонуса, тем кто дочитал этот опус до конца, представляю фото карьерных озер. А далее, как говорится в известном фильме, усталые, но довольные ребята вернулись домой…. Думаю, что истин глубоких не открыл, но если кто-то прочел вышележащие строки с интересом – то мои компьютерные потуги не пропали даром! До новых встреч!

Другие статьи этого автора

Напишите свой комментарий

Евгения Ответить
new comment
Очень содержительно. Сама очень люблю туристические походы. Расскажите ещё что-нибудь про те места где Вы бывали. Плиз...
Артём Ответить
new comment
Круто!!!
Павел Ответить
new comment
Прочитал! Классно попутешествовали! Фото озёр супер!))
Альянс-авто запчасти для вашего автомобиля
Изготовление и установка памятников